Vitamins, Supplements, Sport Nutrition & Natural Health Products

ПОПЫТКА РАСКОДИРОВАНИЯ

Иногда, по утрам возникало желание выйти из пьяного забытья. И тогда я шёл в ванную, чтобы сбрить отросшую за несколько дней щетину. Вспоминал Анастасию, пытался думать не о плохом, а о том хорошем, что она смогла сделать.

Я пытался убеждать сам себя, что она делала хорошее, но жизнь продолжала подкидывать всё новые и новые сокрушительные аргументы. Вот и в то утро, при очередной попытке выйти из пьяного забытья, мой хороший знакомый позвонил в дверь квартиры, которую я снимал.

Было раннее утро, я даже побриться ещё не успел: так с намыленным лицом и открыл дверь. Владислав был несколько возбуждён и, поздоровав­шись, заявил:

— Надо поговорить серьёзно. Ты заканчивай свой туалет, а я начну говорить.

Пока я брился, он рассказывал, что наконец-то прочитал книгу. Она его взволновала, и он во многом согласен с Анастасией. Считает её логику железной, но больше взволновало Владислава другое:

— Так значит, тебе из-за встречи пришлось порвать с семьёй, потерять бизнес, а продолжать бизнесом заниматься ты не хочешь, так?

— Да.

— И пытался организовать сообщество предпри­нимателей с более чистыми помыслами, как она выразилась? Книгу следующую пишешь?

— Сейчас, пока, не пишу. Разобраться кое с чем пытаюсь.

— Вот именно, тут разобраться надо. И чего достиг ты за пять лет после знакомства с этой отшельницей, чего добился?

— Ну как чего? Например, здесь, на Кавказе, уже есть первые проблески в изменении отношения людей к дольменам. Представляешь, сколько научных трудов о них написано было, а людей дольмены никак не волновали. Разграбливали их, растаскивали.

То, что Анастасия сказала, сразу подействовало. Только в одном санатории «Дружба» книгу мою прочитали, и сразу его работники собрались, поехали к дольмену цветы положили. И в других местах люди изменяют своё отношение к предкам, задумываются над...

— Стоп. Я полностью согласен с тобой. Воздействие слов её есть. И тот факт, что ты назвал, свидетельствует об этом. Как и о другом. Она тебя зазомбировала, и вообще ты уже не ты.

— Почему так считаешь?

— Очень просто. Ты — предприниматель, который мог, даже без начального капитала, воплощать мас­штабные коммерческие проекты ещё в начале пере­стройки. Ты — президент Ассоциации предпри­нимателей Сибири. И вдруг, враз прекращаешь зани­маться бизнесом, сам себе стираешь и готовишь, значит, это уже не ты прежний.

— Я такие доводы уже слышал, Владислав. Но меня взволновало сказанное Анастасией. Мечта у неё красивая: «Перенести людей через отрезок времени тёмных сил». Она в неё верит. Меня попросила книгу написать.

Я пообещал. Она ведь одна совсем, ждёт, мечтает. Наверное, книгу она как-то со своей мечтой связывает. Ты же сам говоришь, что сила воздействия сказанного Анастасией в книге велика.

— В том-то и дело, что это тоже ещё раз наглядно подтверждает её вмешательство. Ты сам посуди. Никому не известный автор, предприниматель, вдруг пишет книгу. И о чём.

Об истории человечества. Космосе. Разуме Вселенной. Воспитании детей. Она начинает воздействовать на людей в практической реальной жизни, влияет на их поступки.

— Но ведь, она же положительно влияет.

— Возможно. Но дело не в этом. Ты не задумывался, с чего вдруг книги писать способным оказался?

— Анастасия и научила.

— Каким способом она это сделала?

— Прутик взяла, на земле начертила буквы. Весь алфавит. И говорит: «Вот буквы, которые вы знаете. Из букв этих все книжки ваши составлены, хорошие и плохие. Всё зависит от того, как и в какой последова­тельности будут расставлены эти 33 буквы. Есть два способа расставить их».

— Значит, просто всё? Только надо 33 буквочки в определённой последовательности расставить? Ты их расставляешь, а люди потом идут в горы целыми группами, чтобы цветы к дольмену возложить?

Это невероятно. Не укладывается в нормальное сознание. Это присутствие какой-то неведомой силы. Она или зазомбировала тебя, или перепрограммировала, или загипнотизировала, не знаю. Но что-то сделала.

— Сама Анастасия, когда я называл её ведьмой или говорил такие слова, как «мистика», «фантастика», «невероятно», расстраивалась очень, начинала доказы­вать, что она обычный человек, женщина обычная, и только информации в ней много.

Но это по нашим меркам много. Она говорит, что люди первоистоков такими способностями могли обладать... И потом... Она ведь сына мне родила.

— И где же твой сын сейчас?

— В тайге с Анастасией. Она говорит, что в условиях нашего технократического мира труднее ребёнка во­спитать и настоящего человека из него сделать. Потому что предметы искусственные малышу непонятны. От истины его уводят. Их можно показывать только, когда он осознает уже эту истину.

— А ты почему не в тайге? Не с ней? Не помогаешь сына воспитывать?

— Жить там нормальному человеку невозможно. Огонь она не хочет разводить. Питается своеобразно. К тому же говорит... Нельзя мне пока с ребёнком общаться.

— Значит, здесь в наших нормальных условиях она жить не хочет. Ты там жить не можешь. Так что же дальше? Ты думал? Один, без семьи. А если заболеешь?

— Пока не болею, вот уже второй год ничем. Она подлечила меня.

— Так что же ты теперь и не заболеешь никогда?

— Заболею, наверное. Анастасия сказала, что все болячки снова попытаются вернуться, так как много тёмного и пагубного в человеке и во мне, естественно, как и во всех.

Курю вот. Выпивать стал. Но главное не это. Она говорит, мыслей светлых мало, помыслов. А они, в основном, и противостоят болячкам.

—Таким образом, будущего, как у всех нормальных людей, в твоей жизни не предвидится. Я пришел к тебе с деловым предложением. Я тебя раззомбирую, разгипнотизирую, а ты, когда в нормальное состояние придёшь, подскажешь мне... Поможешь дела в фирме моей поправить. Ведь у тебя опыт, талант предприни­мателя был. Связи есть.

— Не смогу я помочь тебе, Владислав. О бизнесе сейчас не думаю. Мысли другим заняты.

— Ясное дело, сейчас не думаешь. Надо сначала в нормальное состояние прийти. Ты только поверь мне. Как друга прошу. Ещё спасибо скажешь. В конце концов, произошедшее с собой сам оценить сможешь, находясь в нормальном состоянии.

— Каким образом определить можно наиболее нор­мальное состояние?

— Да очень просто. Поживёшь нормальной есте­ственной человеческой жизнью хоть несколько дней. Развлечёшься с девчонками. А потом ты и посмотришь на последние годы своей жизни. Если они тебя устроят, продолжай заниматься и жить, как сейчас. Если увидишь в нормальном состоянии, что был загипнотизирован, займёмся снова бизнесом. И тебе хорошо, и мне поможешь.

— Не смогу я с проститутками...

— Зачем с проститутками, мы возьмём таких, что сами хотят. Устроим вечеринку, музыка, компания. В ресторан можем сходить или на природу. Я всё сам организую, твоё дело только не отказываться.

— Я сам в себе разобраться хочу. Подумать мне надо.

— Да брось ты думать. Расцени моё предложение, как эксперимент. Как друга прошу — дай мне неделю, а потом думай.

— Ладно — давай попробуем...

На следующий день мы поехали на машине в сосед­ний городок, в котором жили хорошие, как выразился Владислав, девчонки, давние его знакомые.